Блог редакции 7я.ру

Раздел: -- посиделки (Блокадный Ленинград)

В блог Подписаться на Дзен!
"+

Многие ли знают, как прошли последние дни ваших пра-....

я вот знаю... [ссылка-1]
что там с психологией творится с таким наследием... в 5 мин от смольного в собственном особняке так умирали в 41 году мои прабабушка и прадедушка. согревало только то, что дочку отправили и 6-летним внуком в Сибирь. Против правил в эвакуацию, без документов.... сопровождением детдома.
они где-то за нашей спиной, эти предки... с этим страшным опытом, с этой невероятной удачей и 1 выжившим из большой семьи... Как будто был 1 шанс и он был для чего-то.
Подростки просят сейчас им ничего не рассказывать, да и что они поймут, находясь на самой низшей ступеньке - опекаемых - с сознанием что они все получат от родителей....
Мне и самой стало страшно только после появления собственных детей, когда пришло осознание, что у людей были во всем зависимые от них дети и не было способа им помочь.
просто почитайте со мной. Реву. Некому рассказать....
25.01.2019 19:51:14,

63 комментария

Вы не авторизованы. Для отправки сообщения необходимо авторизоваться.

Реклама
+ 28.01.2019 23:02:05, Victorovna(ex.motya04)
Бабушка мужа по маме была блокадницей. Когда война началась ей было 16 лет. Выжила благодаря своей маме, которая пройдя голод поволжья в 21-22 годах, всегда жила в страхе перед ним. Поэтому как только началась война, начала сушить сухари, сушить картошку, закупалась всем, чем могла. И потом тоже, как в воспоминаниях Лихачева жалела, что не запасла чего-то еще больше. На ее запасах и тех растениях, что в летнее время собрала/засушила, и выжили. Но если бы блокаду не сняли, то и их не надолго бы хватило. Никогда ничего о блокаде не рассказывала, знали о тех временах от нее только, что фугасные бомбы по крышам собирала. Говорила, что вспоминать слишком тяжело и страшно.
А моя одна бабушка ушла добровольцем, всю войну на Белорусском фронте, при саперной части. 150см роста и бараний вес, таскала ящики с минами. Как она их поднимала, если сама почти столько же весила, выше моего понимания(
Вторая бабушка врач, всю войну в госпитале проработала.
Деды все воевали, все орденоносцы, умерли все очень давно, в 70-80-е(
26.01.2019 22:35:33, Innulik
У меня двоюродный дед 1914 года, в планшете его наград были и его мамы от царя еще) сам дед прошел всю войну от начала сталинградской обороны с Жуковым и потом с Рокосовским, а после войны его другом был Алексей Толстой. Дед умер за 2 недели до своего 100 летия, меня с ним познакомили поздно, но с самого начала я стала у него просить рассказы, не любил он ужасы рассказывать, все какие то курьёзы вспоминал. Вспоминал как начались военные действия в Сталинграда на тракторном заводе, какой был Жукова как сильно от него отличался человечностью Рокосовский. Но была одна история, при которой он плакал: проходили село, которое отбили у немцев , все полыхало, разруха , почти всех жителей немцы убили. И вот на дороге лежал труп матери, на ней сидел 1-2 лет мальчик и плакал. Дед умолял руководство взять его с собой, весь полк плакал, но не разрешили, пошли мимо... 26.01.2019 22:27:46, Zhurol
Мою бабушку, ей было 4 года с ее братьями и сестрой вместе с их мамой( моей прабабушкой) немцы угнали в Латвию из Орловской области.
Пока ехади в товарных вагонах, по пути останавливались, чтобы вытащить трупы умерших, справить нужду, так вот на таких остановках трава была с'едена на несколько десятков метров. Потом был концлагерь, там два лагеря вместе были, где в одном мирное население, в другом наши военнопленные, тут же через проволку. Так дети водходили к этому месту, тянули руки и говорили "дядь, дай хлебушка, кушать хочется", наши военнопленные отдавали, а если это видели охранники, толи немцы, толи латыши, прикладом били наших, выбивали хлеб или сухарик и ржали во весь голос. Потом их там подожгли всех в амбаре, каким то чудом удалось всем убежать, 5 детей, мать и ее мать(моя поапрабабушка)и никтот не потерялся.
А прадед был в плену, так потом НКВД его еще год после победы по допросам и другим инстанциям водили, вернулся только в 1946.
Дедушка мой родился в Москве, но когда началась воййна и прадед ушел на фронт, прабабабушка перебралась в Калужскую облась к свекрови, это как раз недалеко от того места, где родилсч Г.К. Жуков, так вот из деревни их начали угонятьнемцы, собрали всех жителей и пешком двинулись, а немец главный на коне был, прабабка моя с грудным ребенком на руках и трехлетним моим дедом, немец под'ехал на коне и деда схватил, прабабка моя говорила, ору, пан миленький, не отнямай ребенка, не отнямай, бежала за ним по грязи, по лужам, сапог застрял и слетел с ноги, так она босиком и шла. А немец посадил дедушку моего впереди себя на коня и угощал шоколадкой. Дедушка рассказывал, что он впервые попробовал шоколадку.
А прадед мой был кузнецом, чинил артиллерийские самоходки и танки, зимой порой лежа на снегу, потом заболел, а легкие ему в то время лечили кварцем, одним словом сожгли легкие ему, после войны прожил 4 года.
Бабушка мужа была в блокадном Ленинграде. Выживал кто как мог, она сдавала кровь и питались с помойки товарища Жданова, расскпзывала, что на эту самую помойку выкидывались бананы, у которых шкурка почернела, так с матерью ее и выжили, а отец ее нет.
У Светланы Алексеевич, есть книга"Последние свидетели", прочитала я ее в 12 лет, там воспоминания детей войны, местами жуткие, у меня волосы шевелились, но современному поколению детей и подростков рекомендую.
26.01.2019 22:26:31, Мотька
Не надо Алексиевич только рекламировать, плиз. 28.01.2019 13:25:55, Настя с Гошей
мой прадед, мамин дед - был казак, имел коня и саблю и служил царю, когда красные прижали, бежал в Севастополь бросив семью, но там его зарубили, а отца маминого репрессировали за то, что имел корову и валял валенки, маме моей было 3 года, она была 6 ребенком, родилась в 1935. Умер дед мой в тюрьме после войны, единственное фото его тоже в делах, мама его не помнит. Жили 300 км от Сталинграда, немец не дошел, но голодали и одеть было нечего, сшили из мешка платье и покрасили дубовой корой, в нем пошла в школу. А дед мой со стороны отца погиб в 32 года на Курской дуге в 43 году, дома 4 детей, отец мой 37 года рождения, в окупации на Украине под Харьковом помнит как бежал через двор на крыльцо, а немец на мотоцикле развернулся и мчался на него, задел колесом по пятке. Помнит как корову сосали, каждому по сиське, поэтому выжили 26.01.2019 22:20:38, Оригатоу
Прочитала все комментарии...Воспоминания наших родителей, бабушек и дедушек - как же близко это все от нас, всего на расстоянии вытянутой руки...
Моя мама 40-го года. Жили они на юге Украины, в Херсоне. Дед (мамин отец) ушел на фронт, бабушка с двумя детьми и ее мамой (прабабушкой) остались в городе, не поехали (или не попали) в эвакуацию.
У мамы остались какие-то обрывочные воспоминания об оккупации. Помнит, как какие-то немцы им, детишкам, сахар кусковой давали. И как при отступлении немцев они под кроватями прятались, пока уличные бои шли. Помнит, как один немец забежал в их дом и дал автоматную очередь напоследок. Ей еще четырех лет не исполнилось тогда. Потом был голод. Ее бабушку посадили за то, что подбирала колоски на колхозном поле после уборки хлеба (так многие делали тогда, под страхом тюрьмы).
А ее мама, уходя на работу, оставляла детям пайку хлеба на день. И как-то они с братом играли "в магазин": -Лилька, давай, ты будешь продавцом, а я буду у тебя хлеб покупать! - Давай!
И она радостно хлеб отламывала по кусочкам и "продавала". Он его тут же съедал, а потом они оба ревели - хлеба-то нет, она совсем голодная, да и ему на остаток дня больше есть нечего.

А отец моего мужа 1929 г.р. (женился он лет в сорок только, и дети получились поздние). Он остался сиротой в первые же месяцы войны. При эвакуации детского дома потерялся (читала рассказ VaryasMom и плакала). Прибился к нашим отступающим войскам и с ними прошел всю войну, до Берлина. Было ему в конце войны 15 лет, как моему младшему сейчас. У него несколько наград есть, и во время войны полученных, и потом, к юбилеям. Но самая дорогая - медаль за Отвагу. Из вики: "Медаль «За отвагу» с момента своего появления стала особо уважаемой и ценимой среди фронтовиков, поскольку ею награждали исключительно за личную храбрость, проявленную в бою. Это главное отличие медали «За отвагу» от некоторых других медалей и орденов, которые нередко вручались «за участие»." Но он почти не рассказывал о войне. Когда дети пытались его расспрашивать - плакать начинал.
26.01.2019 21:38:15, АкунаМатата
История связанная с детьми. Постараюсь кратко, без уточнений.
Во время войны семья моей прабабушки жила в Крыму. Дом стоял на самой окраине деревни. Вокруг росли огромные деревья шелковицы. На обозах перевозили детей-сирот. Обоз остановился в тени деревьев. Попросили воды напиться. У прадеда в свое время было хорошее хозяйство и им каким-то образом удалось сохранить корову. Детей было много. Голодные, изможденные. Прабабушка развела молоко водой и напоила всех детей. А в одном обозе заметила, что кто-то шевелится. Там лежала девочка, которая даже не могла ходить. На голове шапка меховая. А лето, жара. Прабабушка спрашивает, почему шапку не снимите? Ей ответили, что девочка уже не жилец. И шапка не снимается. Приросла от ссадин и вшиных гнид. Прабабушка выпросила оставить эту девочку у них. Шапку от головы отмачивала очень долго. Вылечили девочку, на ноги поставили. Так Мария и осталась у них жить. Выросла, замуж вышла.
А примерно в начале 80-х годов в передаче «От всей души» зачитали письмо от женщины. Которая рассказала как раз эту историю. Она была одной из тех детей с обоза. Хотела найти и поклониться в ноги моим прадедам. Сказала, что вкус этого молока остался с ней на всю жизнь.
26.01.2019 21:24:46, Сандал7я
С этим домом на окраине очень много историй связано. Дом был большой добротный. Приходили немцы - делали в нем свой штаб. Приходили наши - становился нашим штабом. И девушка партизанка к ним приходила. Сообщала важные новости. Потом наши по всей деревне потихоньку передавали. О приходе немцев предупреждала. Все шли прятаться, кто куда мог. Но моя бабушка не убереглась, тогда совсем юная девушка. Попалась немцам, угнали в плен в Германию. 26.01.2019 21:49:07, Сандал7я
Реклама
Какой город/деревня, если не секрет? 26.01.2019 22:38:36, Ярославна
что бы не ошибиться, более точно надо узнать у мамы. У нее в паспорте место рождения село Берикет Азовского района. Может это не совсем то село, где был дом, т.к. семье пришлось потом переезжать.
После окончания войны через какое-то время поползли слухи, что опять начнется война. И семья переехала на Украину. Решили, что там будет легче прожить. А позже в Казахстан.
26.01.2019 23:03:19, Сандал7я
Спасибо, примерно поняла где. 26.01.2019 23:47:01, Ярославна
А напишите пожалуйста про бабушку, как удалось домой ей вернуться. 26.01.2019 22:20:04, Lika
ниже написала 26.01.2019 22:27:01, Сандал7я
У меня соседка снизу тоже была в плену, молодой девочкой угнали. Много лет об этом даже и говорить было нельзя, скрывали. Потом, после перестройки, им начали из Германии присылать письма какие-то, она приходила к моей маме, просила перевод делать. 26.01.2019 22:00:42, vahmurka02
Да, мы тоже практически ни чего не знаем о том периоде, что и как там было с бабушкой. Т.к. как раз все было под большим запретом и этот период в рассказах просто опускался.
Я сейчас вспомнила, что после развала СССР, тоже приходили какие-то письма. И еще предложили оформить какую то выплату, компенсацию, тем кто был в плену в Германии.
26.01.2019 22:26:04, Сандал7я
да, моя соседка тоже что-то успела получить от немецкой стороны. Даже по-моему приглашали в Германию. Но этой женщины уже тоже нет, как и моей мамы. 26.01.2019 23:07:36, vahmurka02
а что дальше было с бабушкой? как она вернулась домой? 26.01.2019 21:52:13, АкунаМатата
в Германии, если можно так сказать, то бабушке повезло. Ее взяли прислугой в какой-то дом. Хорошо с ней обращались (были и там добрые нормальные люди). Я не помню детали, надо у мамы спросить и все записать. А когда война закончилась, эвакуировали обратно домой. По дороге из Германии она и познакомилась с моим дедом. Мама родилась в 46-м. 26.01.2019 22:06:43, Сандал7я
Я ставила видеокамеру, сажала дедов, родителей и расспрашивала. Так легче, чем записывать. И фотографии старые доставала и расспрашивала где-кто. Долго сама из видео текст записывала, а потом отдала аудиодорожки- и мне перевели их в текст, за разумную денежку. 26.01.2019 23:52:26, klyvik
А вот бабушке моего мужа не повезло. Попала в жуткую семью, еще и у самой характер был. Ее из этой семьи отправили в концлагерь, хорошо уже в конце войны дело было, освободили, но пришла изуродованная, успела попасть "на опыты". Половина лица была парализована и с коленями что-то было. Она никогда на тему своих увечий не распространялась и не разрешала на эту тему говорить. Но такая девчонка была, что и замуж вышла, хоть мужиков почти не осталось в поселке, да еще и за гармониста)) И трех детей родила, все достойными людьми стали. Умерла в 2015 году, мой младший сын ее просто обожал, как только приезжали в гости, всегда бегом к ней в комнату бежал, никому себя обнимать и целовать не давал и не дает, только ей было исключение) 26.01.2019 22:16:00, Innulik
Реклама
Невероятно как они смогли выжить...….. Бабушку, когда немцы поймали ужасно избивали. Кожа на спине полопалась. Белые полоски рубцов остались до конца жизни. В таком состоянии и погнали в Германию. Как с такими ранами в таких условиях девочка могла выжить?...….
Светлая всем память.
27.01.2019 10:26:15, Сандал7я
Я сама поражаюсь через чего прошло поколение наших дедов и бабушек, как они выжили и остались людьми с большой буквы, не сломленными, сильными и такими жизнелюбивыми. И дело не только в здоровье, какая сила духа и воли у них была! 27.01.2019 10:59:20, Innulik
Моя мама росла в эвакуации, в Башкирии. К началу войны ей было почти 4 года.
И, хотя была тогда совсем ребенком, помнила и рассказывала, как они там жили (правильнее сказать выживали). Их спасительницей была коза Козя, благодаря которой они выжили. Их было несколько детей-родственников. Держались вместе всю войну.

От бабушки ничего не слышала, может потому, что бабушка рано ушла из жизни и я не успела подрасти к тому времени. Мала была для этих рассказов.
У меня есть их фотографии из эвакуации. Часто пересматриваю старый семейный альбом, там фото довоенных, военных лет... Такая История большой Страны через призму Истории одной Семьи :).
26.01.2019 18:33:33, vahmurka02
о, как. мой папа там родился. бабушка уехала сыном и животом. потом возвращались незаконно. бабушка рассказывала, как они под ногами солдат в поезде прятались. 26.01.2019 21:23:35, Черепашка aka Bel
вот про возвращение ничего не знаю. И спросить уже не у кого :(.
Но они там были вместе с родственником, который был преподавателем в военном училище, вот благодаря ему семьи кормились там, на его паёк.
26.01.2019 21:43:19, vahmurka02
мои тоже были несколькими семьями. возвращаться не разрешали. остальные вернулись, но позже. все работали. 26.01.2019 21:49:23, Черепашка aka Bel
Мои дети все понимают прекрасно, с интересом слушают, переживают. Сын ещё и читает много про войну и вообще по истории России. 26.01.2019 18:32:01, KateT (omax в системе)
Знаем, да. Восстановили полностью боевой путь. Дед мой целый детдом вывез на Урал с Украины. Много интересного в своих воспоминаниях поведал, в том числе упомянул пофамильно и тех, кто детей бросал, последнее у них отбирал накануне эвакуации...Месяц они до Урала ехали. Он потом этоим детдомом и руководил много лет. А статью его с украинского сайта убрали...А вот мамин отец - тут интересная история: его не расстреляли в плену, перед этим немец спросил "Сколько у тебя детей?" Дед показал пальцами, что трое, и его вывели из строя. А потом дошел до Праги и ее освобождал. 26.01.2019 15:09:31, VaryasMom
Все далі і далі відходить від нас та далека жахлива війна, яка принесла стільки горя на українську землю, насіяла розпачу та біди, змінила історію народів. Спогади про ті часи – найдорожче, що залишилося теперішньому поколінню. Працівники Гадяцького дитячого будинку провели велику роботу у пошуках історичних фактів із життя закладу. Нещодавно до них потрапили листи вихованців дитбудинку та лист директора Вельбівського дитячого будинку Гадяцького району Григорія Івановича Якушенка, який він писав своїй вихованці Вірі Макаровій 7 травня 1967 року. До редакції лист Григорія Якушенка принесла педагог-організатор дитячого будинку Надія Малахута. Друкуємо його мовою оригіналу
(Все дальше и дальше уходит от нас та далекая страшная война, которая принесла столько горя на украинскую землю, посеяла отчаяние и беды, изменила историю народов. Воспоминания о тех временах – самое дорогое, что осталось нынешнему поколению. Работники Гадячского детского дома провели большую работу в поисках исторических фактов из жизни заведения. Недавно к ним попали письма воспитанников детдома и письмо директора Вельбовского детского дома Гадячского района Григория Ивановича Якушенка, который он писал своей воспитаннице Вере Макаровой 7 мая 1967 года. В редакцию письмо Григория Якушенка принесла педагог-организатор детского дома Надежда Малахута. Печатаем его на языке оригинала): «Невольно вспомнилась Вельбовка, жизнь детдома, было чудесное время. Потом война. Страшные дни и ночи, по детдому проходит линия фронта, дети и солдаты перемешаны между собой, спят на кроватях в обнимку с ребятишками, уставшие от тяжелых боев и отступления.
Дни и ночи гул вражеских самолетов. Дни и ночи тучи пыли от ног отступающих людей, закрывшие солнце.
Плачущие коровы, овцы, да, именно плачущие! Страшная эвакуация наших детей. Особенно страшен был путь от Вельбовки до Ахтырки. Холодные осенние дни, дожди, промокшие до костей дети, а согреться негде. Действительно, нашему детдому было трудно, и трудности эти создали некоторые люди, сидящие у власти в городе Гадяче. Я всегда с проклятием вспоминаю председателя райисполкома в те годы Кукольницкого. Он и после войны ходил в начальниках, кажется, в Миргороде и, наверное, без стыда носил в кармане партбилет.
Предписание на эвакуацию детей я получил от Полтавского облисполкома своевременно. Все документы у меня были. Но выезд детдома на Урал зависел от местного начальства. Мне было приказано документы держать в полном секрете, об эвакуации детей никому не говорить, следовательно, и в поступивших вагонах от станции Гадяч категорически отказано. Объяснялось это следующим образом: Гадяч – глубокий тыл, немцы сюда не дойдут, а поэтому эвакуация Вельбовского и Гадячского детдомов могут посеять панику. Смешно? Это сейчас смешно. А тогда время военное. За нарушение – военный трибунал или просто расстрел. Станция Ромодан была разбита, а в Ромнах и Лохвице уже были немцы. При этой обстановке мне было отказано в помощи для эвакуации детей при самой активной поддержке проклятого Кукольницкого и других подлецов.

Вот мы и жили в Вельбовке, рыли окопы, прятались от бомбежек. А война неумолимо приближалась и к «глубокому тылу» – городу Гадячу. Меня призвали для несения службы в Гадячский истребительный батальон, готовили в партизанский отряд. «Руководители» Гадяча в прибывший на ст. Гадяч пассажирский состав для отправки детей двух детских домов погрузили своих жен, домочадцев, всякое барахло и с большим комфортом отправили в Бутумирховку Воронежской области. А дети? Дети детдома Гадяча, а потом прибывших к нам Звенигородского детдома и Розбышевского детдома Лохвицкого района остались брошенными.
Никто из начальства даже говорить об эвакуации не хотел. Обстановка создалась тяжелейшая. Директор Гадячского детдома – женщина (забыл ее фамилию) – вопрос эвакуации решила просто: в одну ночь бросила детей, забрала полученные из банка деньги для эвакуации погрузила в военную автомашину детские продукты, лучшие вещички и с каким-то офицером удрала.
После бегства директора разбежались и сотрудники детдома, остались дети, 200 человек, на попечении пионервожатого Васи Коновалова без денег, без продуктов, без транспорта, без документов, без работников. Самостоятельно, стихийно перекочевали они к нам в Вельбовский лес, спасаясь от бомбежек. В лесу скопилось более 700 детишек. События развивались быстро:
немцы в 20 км от Гадяча, станции все разбиты, в городе транспорта нет, колхозы лошадей сдали в армию, учреждения Гадяча прекратили свою деятельность. Райком партии ушел в подполье. Райисполком брошен, МВД сжигал свои документы, магазины, столовые. Общественные здания брошены, двери, окна открыты. Власти в городе нет. Остался только один истребительный батальон на казарменном положений. Застал Кукольницкого в гараже райисполкома – грузил в свою «эмку» ценности и собирался драпать. Спрашиваю, что делать с детьми, ведь в лесу более 700 человек. Посмотрел на меня дикими, перепуганными глазами, погано выругался и рявкнул: «А чем я тебе помогу, что хочешь, то и делай с ними, брось их в лесу, а сам иди в партизаны, а люди разберут детей!» Что делать?!!
Всех этих людей охватил страх, овладела жуткая паника. Иду к себе в отряд. Рассказал товарищам о положении. Люди страшно возмущались поведением руководителей, посылали на их головы проклятия. Откровенно говоря, это меня воодушевило. Я увидел настоящих людей, наших советских, не потерявших голову.
Комиссар отряда Магда и многие другие товарищи прямо мне сказали: «Ты оставайся, вот тебе боевая задача – спасти от гибели детей! Детей вывези или выведи, осталась только одна дорога на Ахтырку - 90 км». В Полтаве уже тогда были немцы. Осталось рассчитывать на свои силы и немедленно принять меры. В тот же день, я собрал работников детдома и объявил им, что завтра мы должны с детьми оставить детдом и выехать. Сказал о маршруте, куда едем, что это наша задача, обязанность, долг. Надеялся, что коллектив меня поддержит, и все поедут, детей не бросят. Но… ошибся. Видно, общая паника, боязнь сдвинуться с насиженного места, страх перед холодами Урала, трудности отъезда, отсутствие транспорта, бомбежки и т.д. подействовали на наших сотрудников. Объявил о добровольцах. Согласились ехать: Галина Прокопьевна, Рая Мусеевна Ленитина, сестра Валентины Ильиничны, тогда студентка с/х института, Наташа, Рымарь Владимир Владимирович, студент с/х института, бывший воспитанник Гадячского детдома,
26.01.2019 15:17:15, VaryasMom
да Мирон Герасимович Быстренко, сторож, старик. Он хорошо тогда сказал: «Куда дети, туда и я. Детей я не оставлю, погибать, так с ними». Это действительно оказались люди, преданные детям, если не больше. Перед ними нужно снимать шапку, если бы не они, даже страшно было подумать, что было бы с нашими детьми, особенно с малышами. И вот мы рушили. Передвигались только ночью, так как днем в воздухе самолеты. С каким удовольствием фашистский летчик расстрелял бы наших детей, увидев их колону. Все зло стояло перед моими глазами…
Я вел лошадь, обходили колону танков. И вот на гусеницу танка намотались детские красные одеяла, раздался страшный детский крик, подвода перевернулась, дети вывалились в громадную дождевую лужу среди дороги, потонули в жижице по самую голову. Несколько ребятишек погибло. Разбита телега, погибла лошадь. От крика детей танк остановился. Танкисты вытаскивали из лужи детей. Хорошо, что это было на окраине деревни, мы вошли в крестьянские дома, чтобы обогреть, обсушить этих несчастных ребятишек.
А под самой Ахтыркой в лесу есть большой спуск, каждую подводу мне пришлось спускать под гору, держа лошадей под узды, а Ваня Перепелица взял да поехал сам, и вот лошади разбежались, Ваня перепугался, на ходу соскочил с телеги и убежал в лес. На дороге оказалась большая воронка, наполненная водой. Лошади вскочили в воронку, телега перевернулась вверх
колесами и все содержимое: несколько мешков сахара, ящики с маслом – вывалились в грязь и оказались под телегой. Страшная картина. Взрослых никого нет, стоят перепуганные мальчики. Я не знаю, где только взялась у меня сила поставить на колеса телегу, перепрячь лошадей, а главное, вытащить из грязи телегу.
Своими силами (Рымар, Вербий, Быстренко), нам удалось в ближайших селах насобирать лошадей, кое-как запрячь их, согнать их в детдом, а ездовых, кроме Мирона Герасимовича, нет, а кто запряжет и т.д. Делать нечего. Посадил на подводы Жору Киселева, Ваню Молчаливого, Колю Беляева, Ваню Перепелицу и других, рассказал им, как нужно обращаться с лошадьми, вручил вожжи, кнут, груз (продукты, вещи) и дал команду к отъезду. Это было под вечер 15 сентября 1941года. Помню, сколько было гордости на лицах ребят, они сразу себя почувствовали взрослее. Молодцы, мальчишки, показали себя настоящими героями. В пути к нашему обозу пристали попутчики, жители Гадяча, они раньше к детдому не имели никакого отношения. Это Скоробогатские, Постурнаки, Жигало.
Путь следования был чрезвычайно труден. Дожди, грязь, мало взрослых, а дети маленькие. Холодно, мокро. В пути много разных происшествий. Расскажу только три из них.
В одну темную дождливую ночь под каким-то селом на нашу подводу, на которой сидело и лежало много маленьких детей, завернутых в байковые одеяльца, наскочил наш танк. Шла танковая колонна к фронту в сторону Гадяча. Ваня Возница, который правил этой подводой задремал, танки шли с потушенными передними фарами, за несколько шагов до подводы он одернулся и чуть свернул в сторону. Ваня, испугавшись, спрыгнул с телеги и кинулся бежать. Наверное, я тогда был страшный, весь в грязи, не смог сдержаться, взял вожжи и несколько раз ударил Ваню по спине. Ваня несколько раз вскрикнул: «Ой, Григорий Иванович, больше не буду, никогда больше не брошу лошадей». Слез не было, он, бедняга, испугался порядочно. Потом уже в Ирбите, когда Ваня лежал в больнице, я знал, что он уже не поднимется, за сутки до смерти в разговоре с ним я спросил: «Больно тебе было, Ваня, сердишься на меня за тот случай в лесу?» Он еле-еле улыбнулся и тихо-тихо сказал: «Нет, не сильно. Я знаю, что был сильно виноват, а лошадей с тех пор я полюбил, потому бросил учебу в педучилище, и, как выздоровею, вы мне разрешите работать в подсобном хозяйстве, а потом я буду агрономом…». Через несколько часов он погас. Вот такие славные, героические были у нас ребята!

А вот случай подлости, можно сказать, предательства.
За селом Веприк, есть село Мартыновка, нас там застал сильный дождь, двигаться дальше нельзя. Сделали остановку, детей поместили в большой клуне, в соломе. В одну из ночей из нашего обоза сбежал один ездовой и увел с собой двух лучших лошадей. Этот мужик был из Сосновки, я его упросил везти маленьких детей.
Со стороны Гадяча все сильнее раздавались раскаты артиллерийского огня. Дождь мелкий, холодный, нудный не прекращался ни днем, ни ночью. Вот в такой обстановке наши попутчики – гадячане Скоробогатские, Постурнаки – сообщили мне: «Григорий Иванович, по всему видно, нам отсюда не выбраться - немцы нас вот-вот нагонят. Мы решили вас бросить, где-нибудь перебудем в селах, пусть идет с нами ваша семья, а вы, пока не поздно, возвращайтесь в партизанский отряд или тоже будете с нами, а то немцы вас в первую очередь повесят, когда узнают, что вы директор, да еще и зачислены в партизаны». Стою у порога и молчу, они сидят за столом, пьют чай, едят фрукты, молоко, яйца, выжидательно смотрят на меня.
Спрашиваю: «А как же дети, что будет с ними в этой клуне?». Не задумываясь, отвечают: «А что дети, немцы их, может быть, не тронут».
- А кто их будет кормить, особенно малышей, они же погибнут?!
Сидят, молчат. Здорово я тогда рассвирепел, наговорил им черт знает что, хлопнул дверью, вышел, лег на телегу, пролежал много часов под дождем. Ни холод, ни дождь не брали. Нервы напряжены до предела. А на утро взошло солнышко, развеялись тучи - дождя как не было. Дети выползали из клуни, стали обогреваться, защебетали, появился смех, возня, усталость куда только девалась. Раздал детишкам сухари, сахар, колбасу, дал направление Галине Прокопьевне, поручил пешую колону, и команда опять в путь пешочком, группками. Никто из ребят не хныкал, наверное, своими детскими сердечками понимали серьезность обстановки. И старались делать так, чтобы не причинять огорчений нам, своим наставникам. Паникеры-попутчики заправляли лошадей, стали на бугорке и долго смотрели нам в след, как волки из-за кустов. А потом поехали за нами. Бесхитростная детская уверенность, вера в добрый исход их трудной дороги, очевидно, отрезвляюще подействовала на этих людей.
В Ахтырке долго не соглашался взять их с собой в вагоны, но… пожалел. Все же они наши люди. Потом они в Чащино хорошо трудились в детдоме.
Много можно еще вспоминать о нашем трудовом пути на Урале, о жизни на Урале.
Вспоминаются такие ребята, как Ваня Перепелица, Жора Киселев, Ваня Молчаливый, Коля Беляев, Вера Бабаева, Зина Корпусенко, Катя Октябрьская, Таня Моренко, Тоня Юрченко, Леся Украинка, Маня Неизвестная и многие другие, которыми можно гордиться».
26.01.2019 15:18:52, VaryasMom
Как это страшно читать ( 26.01.2019 22:18:36, Zhurol
Спасибо, что рассказали о таком замечательном человеке! Сколько жизней спас силой своего духа! 26.01.2019 22:17:48, Lika
Реклама
Да, дед потом стал председателем горисполкома, честнейший был человек. А потом, после пенсии уехал обратно на Украину. Вспоминается история его воспитанницы, которая была для нас как член семьи. Она бережно хранила все документы и воспоминания о моем дедушке. А в годах 70-х где-то приехал к ней некий режиссер, чтобы снять документальный фильм предположительно о моем деде. Александра Васильевна отдала ему все, что было. Рассказала все, что знала под запись. В том числе единственную фотографию своего брата, разлученного с ней при отправке в детдом. Она всю жизнь пыталась его найти...хоть одну родную душу. Но "режиссер" испарился.. хоть бы его фио знать..может вот лежат эти бесценные документы, никому не нужные. Я бы нашла и забрала. Сейчас сестра собирает всю инфу по крупицам. В архиве заказали копию его личного дела. И...надо на могилу съездить, мама очень хочет. Недалеко ведь от Москвы, в Лисках. 27.01.2019 12:15:58, VaryasMom
Да, Лихачёв очень доступно об этом пишет. И рассказывать детям обязательно надо. Я своему рассказывала совсем ребёнком, без ужасов, по возрасту. Лихачёва показывала ещё в ютубе - интервью с ним про Соловецкий лагерь. Это часть культурного кола земли, где он родился и растёт. Ну и утилитарное - чтоб не повторилось это никогда. Сейчас скорей всего тоже смотреть не станет - у подростков нет кожи, они очень обострённо боль мира воспринимают... 26.01.2019 15:05:09, Крохозябр
У меня один прадед погиб при обороне Тулы, не дожил нескольких дней до окончания битвы. Другой был в концлагере, вернулся. Прабабушка с детьми была всю блокаду в Ленинграде, работала в доме офицеров, детей эвакуировать отказалась. А потом случилось Лычково... Тогда не знал никто, да и сейчас мало кто знает. Эти трагедии Лычково, Тихвин известны только ленинградцам. 26.01.2019 12:41:44, AnnaAnneli
На полянке - детский сад,
Чьи-то внуки, чьи-то дочки,
И панамки их торчат,
Словно белые грибочки.
Ах, какая благодать!
Небеса в лазурь оделись,
До реки - рукой подать...
До войны - одна неделя.

Вой сирены. Ленинград.
Орудийные раскаты.
Уплывает детский сад
От блокады, от блокады,
А у мам - тоска тоской
По Илюшке да по Нанке,
По единственной такой
Уплывающей панамке.

...Кораблю наперерез
Огневым исчадьем ада
"Мессершмитта" черный крест
Воспарил над детским садом.
На войне, как на войне -
Попаданье без ошибки...
А панамки на волне -
Словно белые кувшинки...

Боже правый! Неужель
Это снова повторится?!
Боже правый! Им уже
Было б каждому за тридцать!..
Тот же лес... И та река...
Детский щебет на полянке...
И несутся облака,
Словно белые панамки.
26.01.2019 19:00:34, vahmurka02
Спасибо, не знала о Лычкове, это ужас( 26.01.2019 13:37:58, Балбеска
Угу, про Тихвин больше знают. Что бы ни говорили сейчас не самые умные люди, про сдачу Ленинграда, а альтернативы у нас понятно никакой не было...да и не только в Ленинграде. И эти примеры с детскими поездами это очень наглядно демонстрируют. 26.01.2019 13:55:39, AnnaAnneli
Тоже только сейчас прочла. Спасибо! 26.01.2019 13:54:02, Ярославна
у меня мама 39 года....много рассказывала про голодное детство...как живот пучило от "щей" щавель на воде...и как сырую картошку втихоря грызли, случайно найденную после уборки на картофельном поле..., и как колоски подбирали под страхом жуткого наказания и как жевали эти зернышки...и это было необыкновенно вкусно...
Много всего.
Самое запоминающееся: "постоянно хотелось есть"
26.01.2019 12:22:54, EkZotika
И моя мама 39го года. Рассказывает, что в 42году бабушка уходила на работу и оставляла их с братом (годовалым!) спящими в кровати, они просыпались, а на спинке лежали 2 куска хлеба, это была иногда их единственная еда в течение дня, до прихода бабушки. И однажды они проснулись, а хлеба нет и как они плакали. У меня все внутри переворачивается, когда вспоминаю этот мамин рассказ. А некоторые пишут на машинах "можем повторить"((( 26.01.2019 18:27:33, KateT (omax в системе)
папа рассказывал, что работать уходили все. он оставался один лежать в кроватке. а над ним подвязывали размоченный хлеб в марле есть захотел-приподнял голову и пососал марлю. 26.01.2019 21:46:37, Черепашка aka Bel
Мама рассказывала, как они эвакуировались в августе из Сталинграда. Её мама работала в архиве госпиталя, на фронт просилась, но её не взяли. Бабушка вывозила архив, мама была с ней. На пароходике плыли сначала, их бомбили, потом бабушка сдала архив и их направили в Казахстан в эвакуацию.
Ехали в теплушках, подолгу стояли на станциях и в степи, пропуская эшелоны на фронт и с фронта. Бабушка перед отъездом связала всё имущество в два узла - в один постельное, в другой - одежду. Когда уезжали, схватили один первый попавшийся. Оказалось, постельное.
И они меняли его на крупу, на остановках варили кашу в котелке на огне. А мама похожа на своего отца, тип южных славян, как Киркоров, например. И в их вагоне ехали евреи. Они приняли её за свою, подзывали к себе и давали "пирожное" - хлеб с маслом и повидлом. И не давали нести маме (явно русской), говорили съесть здесь.
Было много налётов немцев, пока ехали. Бомбили поезд, люди разбегались по степи, и их расстреливали.
И во время очередного налёта они видели впереди огромное зарево - на станции разбомбили цистерны. Машинист остановил поезд, собрал людей на совет. Сказал, что не знает, что там, свободен ли путь. Но тут разбомбят гарантировано. Можно попробовать проскочить, хоть один шанс, но есть. Все согласились. Побежали по вагонам заделывать щели, хотя бы крупные, пихали в них, что было, даже одежду. Поехали, через пламя. Была жара, видно было пламя. Но проехали, путь оказался свободен! Когда отъехали подальше, машинист вышел и сел. Его благодарили, люди смеялись и плакали. Машинист стал совершенно седым...
Самое большое счастье было, когда приехали в Первоуральск и увидели в окнах свет. Поначалу испугались, что не маскируются здесь. А потом поняли, что сюда не долетают бомбить, тут мирная жизнь! Все высыпали из вагонов, обнимались, целовались, поздравляли друг друга.
В общем, маме 84 года сейчас, но всю жизнь ест всё с хлебом, и хлеб не должен заканчиваться, из остатков сушит сухарики и прячет их в наволочке в шкаф....
26.01.2019 10:51:22, Ярославна
Такие истории... Так хочется сохранить 26.01.2019 17:42:05, Marg
Реклама
Спасибо Вам за рассказ! Прям большое спасибо! 26.01.2019 15:06:58, Крохозябр
Перед войной в Сталинграде жила почти вся мамина большая семья. Одна из тётей эвакуировалась вместе с заводом Баррикады, двумя детьми и бабушкой (моей прабабушкой), а вторая работала в госпитале санитаркой, вытаскивала с поля боя раненных морпехов. Огромные мужики, по 2 метра ростом и с косой саженью в плечах, в тельняшках и бушлатах. А она самая маленькая и худенькая была в семье. Тащила на себе таких раненных, а они очень волновались за неё, что "ты такая хрупкая, это я тебя должен на руках носить. Брось, не тащи, лучше я сразу умру, чем калекой жить, береги здоровье". Она сердце там сорвала, её комиссовали и эвакуировали в ноябре. 26.01.2019 20:06:24, Ярославна
В Казахстане старшая из сестёр, профессор и преподаватель Пищевого института (она воевала в Гражданскую войну, медали отдали в местный музей по их просьбе) собрала сестёр к себе, под Алма-Ата, на Каргалинке. Сестры работали, бабушка вела дом, огород, детей смотрела. Там у моей мамы появился отчим и братик. Но отчим был геологом, пошел в экспедицию и не вернулся. Бабушка ходила просила, чтобы снарядили поиск, но ей отказали, не кого было послать.
А так, жить было очень даже неплохо, после всех пережитых ужасов и кошмаров. Когда война закончилась, мамин двоюродный брат набрал в поле огромное количество тюльпанов, они стояли во всех вёдрах. А бабушка сказала: "Возвращаемся в Крым, там могила деда, нужно быть там. Меня задавят эти горы!" Стали хлопотать о разрешении на возвращение. Бабушка заготавливала овощи, сушила помидоры, морковь, фрукты, если была возможность. Складывала в огромные сундуки. Она знала, что будет голодно. Но в 46 году слегла с инсультом перед самым отъездом и быстро умерла. Уезжали без неё, и одну из сестер оставили ждать возвращения брата, который на Японском фронте служил, он знал этот адрес, боялись потеряться.
А в Крыму ожидал кошмар. Было пусто, разграблено, разбито всё! Им выделили для проживания конюшню. Мама вспоминает, как она собирала коровьи лепёшки, разводила в воде и мазала земляной пол. Как мама собирала золу, отстаивала, сливала аккуратно воду и стирала ею бельё. Был голод. И её тётя одела ватник, взяла своё справленное в Казахстане пальто, пошла в город за несколько десятков километров и сменяла его на мешок муки. Сама дотащила обратно! Спасла сестру и 4х детей. А через неск. месяцев доехали вещи из Казахстана, было счастьем получить последний дар ушедшей бабушки - сундуки с сушеными овощами!
26.01.2019 20:53:22, Ярославна
Когда мамин дядя демобилизовался, он приехал в Казахстан, и затем вернулся в Крым с сестрой, которая его дождалась. А дядю перед войной жизнь забросила во Львов. Там женился, было двое детей. И он поехал искать свою семью. Увы, его жена неплохо проводила время с немцами, о её похождениях рассказали соседи и знакомые. Поработал там несколько месяцев, разобрался во всём, решился, развёлся и вернулся к своим. Был трактористом. И моим единственным дедушкой.
Я много раз просила его прийти в школу, тогда часто приглашали ветеранов, просила мне что-то рассказать. Он всегда отказывался, один раз хотел что-то рассказать, и заплакал. Знаю только от мамы, что сказал как-то, что таких зверств, как он видел подо Львовом, он не видел даже на Халхин-Голе. Умер дед 9 мая 82 года, получив с утра все поздравления от родни с Днём Победы.
26.01.2019 21:11:25, Ярославна
Здоровья крепкого ей... 26.01.2019 13:12:02, Мирабель
Спасибо! Какое уж тут здоровье... 26.01.2019 13:24:44, Ярославна
Мне повезло. У меня жива и в абсолютно здравом уме бабушка 94 лет, ветеран реальных боевых действий двух войн, ВОВ и Советско-Японской, из Чехословакии отправлена была в Маньчжурию, домой вернулась только осенью 46, поэтому и я, и мои дети знают родственников дальше прабабушек и о войне от первого лица. О многом рассказывает охотно, о чем-то вообще ничего. Сыну 14 лет, несмотря на весь его негативизм, очень ее уважает. Бабушка имеет стальные волю и характер, которые позволили пройти все в юности, сменить место жительство многократно от Украины до Крайнего Севера, подняли после перелома шейки бедра в 80 лет и держат на этом свете до сих пор. 26.01.2019 01:00:19, Бутя
Долгих лет жизни вашей бабушке! А вы записываете то, что она рассказывает? Так хорошо, когда знаешь все от первого лица. 26.01.2019 12:51:40, Балбеска
Спасибо! Последние годы по моей просьбе она сама пишет воспоминания. Уже две пухлых тетради готово. Я в ближайшее время все перепечатаю и подарю ей в виде книги. 26.01.2019 12:56:39, Бутя
Отличное решение, вы молодец! Я б тоже почитала такое. У меня уже никого не осталось, но я то, что помню и мама помнит, записала) 26.01.2019 13:03:18, Балбеска
Вашей бабушке поклон и многих лет жизни еще. 26.01.2019 12:20:45, Sneg06
Книгу " Ленка-пенка" тут советовали. Редко читаю, но эту осилила. Как раз про психологию и немного про людоедов.
Еще советовали тут книгу про войну, где партизан на болоте мог выдать крик младенца, я на этом срубилась.
Не та война, которую нам показывали в детстве. Поэтому и " лишь бы не было войны".
25.01.2019 21:38:45, Suldom
Реклама
Каких там пра пра, у меня 2 дяди прошли войну, а мой родной дед прошел 3 войны. Страшно, если забудут и переиначат историю, что пытаются сейчас сделать. Наши люди помнят. 25.01.2019 21:37:32, Marg
Даже не сомневалась, что комменты будут разниться. По-всякому было, по-разному. В семьях, где есть, что рассказать - рассказывают. У кого хорошо все закончилось будут утверждать, что все плохое - чушь.
Нормальная статья, правдивая. Я слышала от разных людей подобные рассказы. И статья о Ленинграде, о блокадном городе, она не о других областях.
А в школы приходят, да. Вопрос только - кто? Их и не осталось уж... И ветераны разные бывают, лично знала. Да, ветерана дали, только отсиживался он в тёплом месте.
И детям надо самим нам читать, только раньше, не подросткам. Подростки уже не проникаются...
Реву вместе с Вами. Есть о чем поплакать...
25.01.2019 21:14:17, sladaik
Спасибо за ссылку 25.01.2019 21:10:36, Мирабель
спасибо что поделились 25.01.2019 20:43:07, Пионервожатая
Ну не все подростки просят не рассказывать. Есть подростки, которые очень даже в курсе тех событий и совсем не поверхностно. А статья, извините, очень неоднозначная. 25.01.2019 20:30:18, Katsy
Это точно. И в школы приходят, оставшиеся в живых ветераны. В нормальные школы, с нормальными директорами. Читать не стала. 25.01.2019 20:52:43, Irina7646

Статья дня

«Почему в России так много мужей-подкаблучников»

Слабые мужчины и сильные женщины – и еще три перекоса в семейных отношениях
В каких именно случаях нужно дополнять свой рацион специализированным питанием?







© 2000-2020, 7я.ру.

SIA "ALP-Media", Свидетельство о регистрации СМИ №000740455. info@7ya.ru, https://www.7ya.ru/

Материалы сайта носят информационный характер и предназначены для образовательных целей. Мнение редакции может не совпадать с мнениями авторов. Перепечатка материалов сайта запрещена без письменного согласия компании SIA "ALP-Media" и авторов. Права авторов и издателя защищены.

18+

© 2000-2020, 7я.ру

SIA "ALP-Media", Свидетельство о регистрации СМИ №000740455. info@7ya.ru, https://www.7ya.ru/

О проекте  |  Политика обработки персональных данных  |  Реклама  |  Обратная связь

Материалы сайта носят информационный характер и предназначены для образовательных целей. Мнение редакции может не совпадать с мнениями авторов. Перепечатка материалов сайта запрещена без письменного согласия компании SIA "ALP-Media" и авторов. Права авторов и издателя защищены.



Рейтинг@Mail.ru
18+

Если вы обнаружили на странице ошибки, неполадки, неточности, пожалуйста, сообщите нам об этом. Спасибо!